Orange

Мемуарное (и Банко-Леумивское)

Originally posted by pinchas at Мемуарное (и Банко-Леумивское)
Следуя сложившейся традиции публиковать мемуары в сезон голосования за Маханаим на конкурсе Банка Леуми, напишу и я о своих первых шагах по Святой Земле.

Как писал однажды о себе  Дов Конторер - я тоже, приехав в Израиль, считал себя центристом как в плане политическом, так и в плане религиозном. В плане политическом помню, что одну из первых книг, которые мы издавали, мы делали вместе с Маале, центром религиозного сионизма. Так вот, я постеснялся на этой книжке, которая была совместна издана Маханаим и Маале, написать,  "Маале – центр религиозного сионизма" (Ханан Порат з''л, который нам тогда громадно помогал, очень обиделся за это, но помогать не перестал). Это в начале (пока я не разобрался в обстановке) казалось мне тогда каким-то слишком крайним течением, а хотелось по наивности быть в центре политической карты, "дружить со всеми". 

Но пары лет жизни в Израиле нам хватило, чтобы полностью поменять свое понимание израильской политики и однозначно самоотнестись к религиозному сионизму и его сегодня центральному Проекту - поселенческому движению. Подробности - в следующий раз.

И не забудьте проголосовать за “Маханаим” на конкурсе банка Леуми!  По правилам конкурса, каждый болельщик может голосовать раз в день (раз в 24 часа), на  всех имеющихся в его распоряжении компьютерах - голосование по этой ссылке, если появляются технические трудности - инструкция здесь

PS. Вы тоже присылайте и публикуйте свои мемуары. (Вообще, неплохо именно сейчас, через четверть века, собрать наши воспоминания о начале израильской жизни - и опубликовать как единую книгу). Призывающим голосовать за Маханаим наша благодарность безгранична.




По просьбе некоторых читетелей: желающим перекопировать к себе - вот кнопка -




Но поскольку некоторым очень достойным другим эта кнопка не нравится как класс, то со следующего раза не буду ее ставить.
Orange

СЫНОЧЕК

Originally posted by storyofgrubas at СЫНОЧЕК
Десять лет назад я ехал в Казань, со мной в купе попал ветеран войны. В
Москве провожали его внуки с маленькими правнуками. Дед был мощный, лет
восьмидесяти, на лице шрам ото лба до подбородка(странно как глаз
уцелел), да и по наградам было видно, что вояка серьезный: орден
отечественной войны, орден красного знамени и две солдатские славы. Ехал
он в какую-то деревню под Казанью.
Что, спрашиваю, в гости?
- Да, на пару дней. Друзья из совета ветеранов позвали, не мог отказать,
да и родина это моя, опять же раз в год должен приехать к матери, это
святое...
Я хотел переменить грустную кладбищенскую тему и попросил рассказать о
войне...
- Повестка на фронт мне пришла в первую неделю войны. Помню меня
провожала мама и тетя, они сестры близняшки. Отца я не помню, а тетя так
и не вышла замуж, так что мы жили вместе и у них был я один. Играл
духовой оркестр, у всех настроение боевое, а мы с мамой и тетей втроем
ревем... Потом, когда сели по вагонам, мама сбегала домой за зимней
шапкой, бежит за поездом... Все смеются, зачем тебе шапка, немцев скоро
разобьем. Мама бросила мне шапку, недокинула... и сама упала. Тетя ее
поднимает, я смотрю на них и понимаю, что никогда уже их не увижу...

Дед отвернулся к окну, чтоб я не видел как он вытирает слезы.
Всю дорогу он рассказывал о войне и жуткое и смешное и про свой танк и
про боевых друзей, про сволочей командиров...
Но вот мы подъезжаем к его станции, я выношу его чемодан, мы тепло
прощаемся и вдруг... к нам бегут две маленькие старушки.

- Это моя мамочка и тетя. им по сто два года, но все еще ходят в баню и
пьют самогонку.
Старушки закричали на бегу: Павлик! Павлушка!
- Здравствуй мамочка! здравствуй тетя Лида!
- Павлик ты в поезде кушал?
- Сыночек, ты похудел!

На моих глазах, старый ветеран за секунду превратился в маленького
толстого мальчика. Хоть я и взрослый дядька, а не смог сдержать слез.

............... Как только я залез в поезд, сразу позвонил маме и
сказал, что я ее люблю.

Orange

Мопед не мой...

Евгений Онегин
Kраткое содержание всей поэмы.
Aдаптированный перевод для современных школьников.

Конкретно уставший от женщин и модных тусовок, Онегин едет в отстойную дядину деревню за наследством. Там oн, от не хрен чего делать, корешуется с еще не окрепшим "ботаником" Ленским. Ну этот Ленский и говорит Онегину: - Там у соседей две сестрички, Ольга и Татьяна, ничего так тетки, lunch на халяву и типа давай подрулим,ну и эта... оттянемся. Только уговор - Ольга моя, я на нее запал! И видно что пацана не хило так от этой герлы колбасит. А в 19-ом веке в провинции чего делать? Ни Макдональса, ни Кока-колы, ни street-racinga, ни интернета, ни рок-энд-ролла забойного, даже мобильник не берет. Ну приехали там, пожрали. Ольга с Ленским шуры-муры, а Татьяна чего-то мудится, с понта я честная и не тусовщица совсем. Ну, Онегин посмотрел на это дело, что его тут за лоха держут и больше решил не приезжать. А Татьяна нa него по-взрослому запала, ночами не спит, и даже письмо любовное написала - мол, на все согласная, ну и типа ждет предложений. А Онегину до фонаря. И тогда Татьяна Ольгу с Ленским подговорила, чтобы они Онегина к ней на Birthday Party затянули. Ну приехал Онегин к ним опять. А Татьяна снова морозится. Онегин понял что Ленский его вкозлил (ему такое крутое party обещали), и по-приколу взял и Ольгу два раза подряд на танец пригласил (a для 19-го века это вааще западло было). Тут Ленский быковать начал, типа за базар ответишь и вызвал Онегина на дуэль. Ну шобы все по понятиям. Делать все равно нечего, на работу не надо. Скучно... А тут типа экшэн намечается.Ну, забили они "стрелку", взяли пушки и пошли стреляться. Онегин Ленского сразу мочканул (ему уже не только женщины, но и "ботаники"тоже надоели), а потом в Питер вернулся. Через год Татьяна тоже в Питер подрулила и вышла там за хорошо стоящего князя и тожа крутой стала. А Онегин ее потом на балу встретил. Подвалил, такой родной, типа ПРИВЕД МЕДВЕД! А она его в игнор. Он давай ей письма писать, за дружбу копытами бить, да куда там... Вали-ка ты, говорит ему Таня, кросавчег, в Бобруйск! В общем мораль простая - на каждого приблатненного Онегина всегда найдется Танюха с левой резьбой.
Orange

На тему вувузелы!

Изя и Узи в музее глазели на выставку о вувузеле.
Вельзевул завязал вувузелу в узел.
"Зело зазывно звучит вувузела!"- сказал Азазелло.
Задолбали звуки вувузелы!